«Деинтоксикация сознания» — интервью с фотографом Женей Мироновым

Автор • 16.12.2015 • Арт, АРТПОТОК, ОПЫТ, ТопComments (1)996

Творчество художника Жени Миронова балансирует на грани фотографии, живописи и философии. Зритель, глядя на его работы, поневоле задается вопросом: изображенные на них артефакты, пейзажи, следы человеческой цивилизации – какому времени они принадлежат? Да и существовали ли они в действительности?

- Обычно фотографию воспринимают как максимально точный способ отображения окружающего мира. То, что запечатлено на ваших фотоработах, не слишком напоминает реальность. Расскажите, почему вы выбрали такой метод.

- Каждая эпоха особенна своей вибрацией, своей энергией, которая и помогает людям по-своему дышать. Помните журнал «Советское фото»? Это очень конкретный слепок эпохи нормативного взгляда на предмет. Эпоха репортажа – собака сидит, дед на пороге, лыжники в поле и прочее… И в этом нет ничего зазорного: люди создавали по кирпичикам, то что мы сейчас называем визуальным языком. Но время-то поменялось! Если раньше формулой присутствия было «Бытие определяет сознание», то теперь «Сознание определяет бытие», и это ключевое отличие!

image description

Из серии «Деинтоксикация сознания». Женя Миронов

Что такое реальность? Где она? У всех появились айфоны, и с помощью кучи фильтров любой свежеснятый кадр можно мгновенно состарить, выцветить… Это тоже отношение к культуре артефакта, некий симулякр настоящей вещи. Людям хочется держать в руке не просто вещь, а вещь с историей. Сейчас это чувствует любой подросток, и это особенность новой эпохи. Моя же реальность – это опыт трансперсонального. Это пространство, не имеющее отношение к идеологиям и концепциям, к религиям и политике. Это пространство, рождённое мной, усилием любви и веры к одному очень конкретному месту. И все пожухлости и царапины на моих снимках (серия Бентос) имеют природный характер – айфона у меня нет.

- Вы довольно часто используете природные объекты и сюжеты в своём творчестве. Как бы вы описали своё отношение к взаимодействию художника и этой внешней среды — можно сказать, биосферы или экосферы?

- Биосфера и экосфера – это концептуальные понятия. Если ты начнешь в них творить, то моментально попадёшь в рамки этих сфер. А кому нужна тюрьма? Моя задача — нащупать тропинки, по которым никто не ходил, услышать звуки, источник которых исчез лет этак 20 назад. Моё взаимодействие с окружающей средой – это в октябрьский снегопад выехать на мотоцикле к затерянному в Оршинском мхе озеру, ехать далеко, останавливаясь на чай, поставить палатку, разжечь костёр,  согреется, прийти в себя, выйти из себя и пойти на съемку. Вернуться в сумраке, разжечь костёр, приготовить еду, прочувствовать кого-то невидимого рядом, под шёпот снежинок и ветра «перейти в навье тело» – то есть уснуть – и продолжить съемку во сне.

41
43

Из серии «Метод Мышления». Женя Миронов

- Каким образом вы обратились к использованию торфа в своих произведениях? Ведь это далеко не самый очевидный материал для фотографа. 

– Шесть лет назад я открыл для себя Оршинский мох – огромный бесконечный болотный пустырь с незначительными элементами жизни, в основном ушедшей навсегда, оставивший в наследство нам редко встречающиеся руины посёлков, насосных станций, кладбищ роботов-торфососальщиков, заброшенных и разобранных узкоколеек, ведущих к огромным, затерянным в гулкой гуталиновой дали торфяным озёрам. Я стал исследовать это место и исследую его по сей день, находя огромное количество параллелей с самим собой. Там практически нет людей и можно свободно заниматься различными практиками. Например, недавно мы с товарищем – художником Восьмёном Дивановым — застелили нотами целую комнату в заброшенной торфяной пекарне, расположенной в центре этого болота. Вот это был мощный выход!

- Помимо того, что вы фотограф, вы ещё и оператор, с интересной своеобразной манерой съемки. Повлияли ли на вас какие-то направления или персоналии в том, что касается операторского дела?

– Да, конечно. Например, коллектив Mogwai: у них очень профессиональные с точки зрения драматургии и режиссуры клипы и музыка. Фильм Вима Вендерса «Небо над Берлином», «Мертвец» Джима Джармуша. Современное творчество Дельфина. А из последних прочитанных книг на меня сильно повлияла книга «Наставления по метеорологической службе авиации вооруженных сил СССР».

image description
15

Из серии «Секвенции». Женя Миронов

- Могут ли вас в принципе заинтересовать сюжеты социальной или политической направленности? Или такие объекты творчества — это принципиально «не ваше»?

– Сюжеты социальной или политической направленности — это не что иное как морок. Это уже построенная кем-то определённая философская конструкция, для определённой цели. Ну и Бог с ней! Но нам-то нужно заново рождать этот мир почти с нуля, приучить себя мыть голову не только шампунем с наружи, но и изнутри, быть воздухом, огнём и водой одновременно… Теперь у всех есть отличная возможность стать настоящими людьми, выкинуть мусор, оставив только опыт! И фотография здесь чуть ли не единственный правильно заточенный под это дело инструмент. Недавно хорошенько уединившись, я смотрел на звёздное небо, и меня вдруг окутала полная жуть: а что, если прямо сейчас все эти звёзды разлетятся в разные стороны, как мотыльки, как снежинки? Неужели это только начало?

 - Вы бы сказали, что ваше творчество имеет мистический характер? Всё-таки, история о встрече с Мирославом Тихим - довольно необычное заявление. 

Меня сейчас больше волнует моя другая встреча с одним персонажем. Это маленькая девочка на вид лет десяти, которая одна гуляет по болотам и лесам в тех краях. Днём и ночью она ничего не боится, в отличии от меня. И возможно это и есть та преграда, которая пока что не дала возможности нам пересечься. Она иногда следит за мной, я чувствую это. Иногда она со мной говорит. Недавно она подарила мне свою музыку, она записана на разбитом в хлам пианино, стоящим в заброшенной детской школе искусств на границе Оршинского мха.

Осень в Орше — 1

Осень в Орше — 2

Осень в Орше — 3

Эта девочка обучалась в ней, она была настоящим композитором, но её музыку никто из учителей не понимал. Она сочиняла её в одном и том же месте — на берегу этого озера. Эта музыка настоящая жизнь, в которой нет места человеческим проекциям. Чистота сознания её стиль. Я слушаю её каждый день, она трогает меня до слёз. Это круче Бетховена!

Посмотреть работы и пообщаться лично с Женей Мироновым можно в эту пятницу, 18 декабря, в галерее Агентство. Art Ru, где состоится выставка художника.

Также серии работ можно посмотреть на официальном сайте Жени Миронова.

Текст: Вероника Шарова

Pin It

Похожие статьи

One Response to «Деинтоксикация сознания» — интервью с фотографом Женей Мироновым

  1. Татьяна:

    Вау! А как с ним связаться?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>